Previous Entry Share Next Entry
Александр Найдёнов
arinazay
Очень понравились три рассказа Александра Найдёнова, прямо вот не стыдно этой находкой журнал снова открывать. Два («Лучшая коллекция ненужных воспоминаний» и «90-60-90») обнаружились в случайном режиме, просто «Топос» проглядывала, а третий («Петровна и Серёжа») уже «нарочно», на авторском сайте. Тексты, все три, ОЧЕНЬ общительные, экстравертивные, широко ориентированные. Туда люди (читатели поди тоже люди :)) толпами должны ходить, и как-то трижды обидно, что – не ходят, похоже, на сегодняшний день 6 и 8 «понравилось» (на авторском – не знаю, но вряд ли сильно больше), и это нет, несправедливо...

Что имею в виду, говоря об экстравертивности. Это обращённость к читателю, некий «дружествныый интерфейс» – вплоть до того, что нет длиннющего замутного начала, введения в «курс дел» (после таких введений зачастую уже и дел-то никаких не хочется), нет торжественного заключения «вот-я-и-научил-тебя-жизни-убогий-ты-читателишка». И при всё при этом есть грамотное структурирование: вот начало, а вот середина, центр, сюда всё сходится... Есть внятность. Есть нормальная, хорошая скорость течения, скорость рассказывания. Есть качественная текстура, взаиморасположение «деталек», которое, конечно, не каждый читающий будет замечать, но каждому и не нужно. Всё равно это работает подспудно. Вот эти два «скопленьица» например, друг с другом перекликающиеся (т.е. в тексте они не рядом, но вполне друг до друга «докрикиваются») – это уже, собственно, суггестивные штуки, поэзиеподобные:

– Как узнать, где она?
– Кто?
– Где стена?
– Какая стена?
– Ты знаешь.
.................................

– Ваша жена...
– Она не жена.
– А она сказала...
– Она не жена мне.
– Ну, ладно...

ЧТО они внушают, можно только в самом общем смысле сказать. Слава богу, тексты вообще не пересказываемые, иначе зачем бы они были нужны, пересказа бы и хватило... Грубо говоря, жена всё-таки... не жена. Стена. Ну, что-то на «с» это точно...


Вообще, рассказы о любви конечно. Грустные. «Петровна и Серёжа» даже страшный. Даже до слёз – хотя вот хотела написать «даже плакала», но сразу выскакивает откуда-то этот мемочёртик «я плакалЪ», и так уже не напишешь, текст не заслужил просто ни грамма издевательства. Хотя он, пожалуй, и самый слабый – из этих трёх. Всё-таки он «провисает», да, есть такое, где-то посерёдке – когда Петровна разговаривает с мёртвым сыном. Как-то ясно, что это АВТОР даёт подробности ЧИТАТЕЛЮ, мол, было так и так. Это плохо? Это плохо, этому «нет». Но тексту всё равно «да». И он, кстати, самый «над-реалистический». Будь он пьесой, можно (и наверно лучше бы) довольно «сюрово» воплощать. Эта старушка, разговаривающая с репродуктором, когда он передаёт «какую-то музыку»... И когда они сидят с Семёном на скамейке (да, с Семёном, не с Серёжей, не ошибаюсь), тоже какое-то такое усиленное-усиленное «над» получается. В то же время – реал конечно. Реальная старушка, Семён тоже реальней не бывает. Диалог о погоде-огороде. Синоптики, сено. Замерла старушка на вопросе «...а памятник стоит – весь облез. Ты его почему не выкрасишь?». Интересное всё это ощущение даёт, такого... течения и по земле, и над.


Немножко о других текстах Найдёнова. Начинала повесть «Больше света белого» – не пошло. Если коротко, настойчивая «постперестроечность» (назойливая в общем-то, но ведь всё смягчаешь, чтобы авторов не пообижать :)). При всех плюсах – а они есть, начинались, жили, как говорится, и развивались, но... имеется там такой персонаж, пенсионер Андреевский, и вот на его-то полит-тирадах я и сломалась. Нет, ну правда. Много... И там дальше вот этого много – каких-то идей, которые автору хочется озвучить, и персонажей он ох не жалеет...

Рассказ «Оптовик». Нечёткий, смазанный, остаётся такое вот «ну, с этим вроде понятно – и...?». Подстава, а думала рассосётся, а не рассосалось, всё равно подстава. И...?

Рассказ «Мой венок» недосклеенный какой-то. Т.е. видно, что склеивали, но не держится. Начинается просто и детективно, да неплохо даже начинается, но потом сползает куда-то на «темы общего порядка» (общего беспорядка) («меня всегда очень смущает мысль, что все бандиты когда-то ими не были...»), потом – утомительные видения экстрасенса «про питекантропов», потом опять про «общий беспорядок», потом... потом ничего. Венок погибшей девочке. А венок – разве «ничего»? Здесь да. После питекантропов и вообще всех этих обезьянье-эсктрасенсорных наворотов. Вот здесь как раз той тонкой текстуры, перекличек нет. А есть нехорошая (в том смысле, что грубая, случайная, неоправданная) эклектика. И её автор худо-бедно прикрывает своими (своего героя) рассуждениями. В итоге НЕ читается.


Вообще... от автора двойственное ощущение. И силы, и слабости. Чёрно-белость такая вот. Авторы этого не любят, им нужно «поконкретней» (ты – конкретный гений!), и я этого не осуждаю (сейчас, с высоты своих сорока). Людям сложно принимать нецельное восприятие себя. Им даже проще – пожалуй проще – когда им «тотальное нет» говорят, чем вот такое «нет/да». С «тотальным нет» можно считать, что «ах! меня не поняли!»... Ну, кстати, может и «не поняли». Я, как могу часто, повторяю, что всё это только моё мнение. По определению, по умолчанию эта фраза перед каждым «вердиктом». И кстати-2. Интернет тем и хорош, что каждый может всё САМ оценить, мне не поверить, всё перепроверить.

Удачи всем и автору (а ему, надо сказать, уже повезло, авторов много, а критиков мало, даже и интернет-критиков, вот :)).

?

Log in

No account? Create an account