?

Log in

No account? Create an account

Здесь и сейчас: немного поэзии
arinazay
Недавно мне показали вот какого поэта: Андрей Бауман.

Это очень замечательный поэт, поэт-философ, лауреат там чего-то и редактор того-то. А так же (считается умными людьми) продолжатель и развиватель целановской линии.

Я не то чтобы большой знаток и любитель Целана, но кое-что читала, видела, мне нравилось. А вот от Баумана мне как-то... нехорошо.

По-моему таки имитатор. Причём не особенно мастеровитый. Холодный и достаточно неуклюжий...

Покажу одно стихотворение (оговорка, что по одному не судят, и т.д. – всё это подразумевается, конечно).


Тысячелетник — высь широких трав —
лучится хвойным пламенем из кроны,
в покой широколиственно вобрав
всю речь, ее шумящий гул и нрав;
и плуг, с землей сроднившийся исконно,
по жирной пашне выводя устав;
всю корневую светопись дубрав, —
и отпуская в мир самозаконно.

За солнечным сплетением ветвей —
безмерный, распеленатый простор,
где всякое дыхание светлей
и бережней, где первый и последний
струится, не смеркаясь, разговор —
тем ярче и нежней, чем незаметней:
вплетаясь в стрельчатоголосый хор,
ведя с пространством спор тысячелетний.


Мне так, честно сказать, первых четырёх строк хватает, чтобы не идти – никогда уже не ходить – дальше.

А если ещё честнее, так и первой...

Пииты, конечно, люди загадочные, мыслят широко, глубоко и туманно, и тем не менее: что происходит в первой части?

Тысячелетник лучится, что-то такое (много раз перечитала, но так и не поняла, что) вобрав широколиственно в покой. Если это не бредятина, то я балерина очень удивлюсь. И уже удивлённая наберусь смелости и таки спрошу: а почему, собственно, светопись дубрав – корневая? Тогда как корни этих самых дубрав, как и чего бы то ни было, тёмные...

Дальше. За ветвями – некий безмерный простор, где всякое дыхание светлей и бережней. Не буду спрашивать, ЧЕГО светлей и бережней (пииты, туманно... ладно), но осторожно напомню, что бережный – это аккуратный, экономный, рачительный. Т.о. бережное дыхание и такая вот солнечная безмерность как-то не особенно сочетаются. Точнее сказать, особенно не сочетаются. От слова никак.

Вообще, у меня чувство, что это стихи для людей, которые смысл слов немножко/множко позабывали. Или никогда толком и не знали. Видят много слов – и радуются. Им кажется, что что-то умное сказано, важное. Такое вот... карго. Что, если немножко подумать, не так и странно. Карго-культ ведь производное «магического мышления». Т.е.? Как раз нашего, дорогих россиян. Т.е.? Всё закономерно, да ).